Вкладчикам Кросса и Мико банка часть 2

02.06.2016

С момента публикации предыдущего материала прошло две недели. Многое изменилось, но кое-что осталось там, где и было. Главная новость – есть информация о первых выплатах бывшим клиентам Кроссивестбанка, Мико и Стелла.

Выплаты начались

Действительно, на сайте ГК Агентство по страхованию вкладов появилась информация о выплатах по страховым случаям трех банков, удаливших реестр. Правда и то, что не всем сразу, по частям, но какое-то позитивное движение в правильном направлении есть, что для вкладчиков хороший признак.

Это означает, что АСВ и временные администрации ведут работу по восстановлению базы данных. Сколько времени это продлится – неизвестно. Известно лишь одно: всех в полном объеме в реестр не включат. Тому есть несколько причин.

  • Некоторым клиентам МИКО и Стеллы в выплате страхового возмещения все же отказали.
  • Из-за непонятной ситуации с бухгалтерским учетом из суммы страховой выплаты могут выпадать проценты и дополнительные взносы.
  • По всей видимости среди пострадавших есть и те, кто деньги по факту действительно не вносил.

Тем не менее в пользу таких вкладчиков в суде с АСВ может сыграть несколько обстоятельств.

  • Постановление Конституционного суда от 27.10.2015.
  • Опубликованные пресс-релизы АСВ и Центрального банка.
  • Практика полной выплаты по страховым случаям другим вкладчикам.

Давайте разберемся, как это можно использовать в Симоновском районном суде.

Постановление Конституционного суда от 27.10.2015 года.

Этот судебный акт вынесен судом по причине неопределенности ситуации с применении судами ст. 836 ГК РФ.

В КС поступили жалобы от вкладчиков кредитных организаций Первомайский и Мастер. Суть претензий заявителей сводится к тому, что им было отказано в реализации права требования к кредитной организации в связи с нарушением формы договора. Последние признавались судами либо незаключенными, либо ничтожными.

Причиной же такого решения послужило установление следующих обстоятельств:

  • Договоры заключались не уполномоченными на то организацией лицами.
  • Для учета внесенных денег не открывались счета.
  • Не оформлялись приходные документы установленной формы.

Исследуя предоставленные доказательства Конституционный суд исходил из следующих посылов:

  • Договор банковского вклада является публичным (ст. 426 ГК РФ) и договором присоединения (ст. 428 ГК РФ) и к ним применяются соответствующие правила гражданского законодательства.
  • Имеется договорная и переговорная диспропорция в отношениях между банком и вкладчиком.
  • Для признания договора заключенным в надлежащей форме необходим письменный документ, подписанный сторонами и факт передачи денежных средств кредитной организации (может быть подтверждено документами, перечисленными в законе или иными документами, оформленными в соответствии с обычаями оборота).

Исходя из вышеизложенного КС определил следующее.

  1. Внесение денежных средств в кредитную организацию может подтверждаться любыми выданными гражданину документами, при этом не обязательно, чтобы он соответствовал определенной форме. Фактически это означает, что даже отметка в договоре банковского вклада о приеме наличных может служить основание подтверждения приема денежных средств.
  2. Вкладчик не несет ответственности за то, что соглашение заключается с не уполномоченным лицом. При этом предполагается, что гражданин действует добросовестно и осмотрительно, а из обстановки во время подписания соглашения явно следует, что последнее заключается именно с кредитной организацией.
  3. К рискам кредитной организации КС отнес также риск не зачисления внесенной в кассу, или иным образом денежных сумм на счет, а также отсутствие информации о вкладе в бухгалтерском учете кредитной организации, такой как открытие счета, проводки по счету вклада и учета процентов. Гражданин должен действовать разумно и добросовестно, такое его поведение предполагается и презюмируется, однако, если будет доказано иное – договор вклада может быть признан ничтожным или незаключенным в зависимости от конкретных обстоятельств дела.

Таким образом, вкладчики Кроссинвестбанка с надлежащим образом оформленными бумагами (договор вклада, ПКО, выписка по счету) вполне могут рассчитывать на удовлетворение исковых требований о внесении изменений в реестр обязательств банка перед вкладчиками, если АСВ не докажет недобросовестность поведения потребителя банковской услуги.

Опубликованные пресс-релизы

ЦБ РФ 24.05.2016 года на своем сайте опубликовал пресс-релиз, в котором сообщил, что необходимо для выплаты страхового возмещения. К таким документам отнесены оригиналы соглашений, ПКО, платежные поручения из других кредитных организаций.

Таким образом, регулятор определил объем доказательств, необходимых для корректировки реестра. Аналогичные официальные сообщения размещены на сайте Агентства по страхованию вкладов.

Указанные документы можно использовать в качестве достаточности доказательств в судебном заседании.

Практика выплат

У меня есть клиенты, которые получили страховое возмещение по трем кредитным организациям как в полном объеме, так и в части. Со временем собирается статистика, из которой в скором времени можно делать определенные выводы.

Это я к тому, что если одному вкладчику будет отказано, а другому в аналогичной ситуации возмещение выплачено – документы, подтверждающие досудебные выплаты можно будет использовать как доказательства в судебном заседании.

Особенности суда с АСВ и Кроссинвестбанком

Любой адекватный юрист знает (так во всяком случае было раньше), что стандартного набора документов достаточно для удовлетворения иска о корректировке реестра. Однако практика показывает удивительные результаты.

В Таганском, например, суде в текст решения заносится то, что есть в возражениях АСВ, до какого бы абсурда эти возражения ни доходили. В ход идет все – домыслы, вырывание фраз из контекста, некорректное использование терминов, ссылка на скрин-шоты с форумов (с одного в особенности). Чудесным образом все, что не имеет отношения к делу становится основой решения суда первой инстанции и утверждается апелляцией.

Аналогичная практика может повторится и в любом другом суде России в связи со «слабостью» судебной системы ко всему, где есть упоминание «государственный». В самом начале судебной работы против АСВ я эти обстоятельства не учел, а потому считал минимальный объем доказательств достаточным для решения проблемы клиента. Ошибался я рассчитывая на здравый смысл.

Теперь в любой процессуальной позиции в деле против АСВ я стараюсь собрать максимальное количество доказательств и письменно опровергнуть даже самые абсурдные доводы представителей Агентства.

Это, конечно, раздражает судей. А предвзятые судьи раздражают меня.

В процессах против АСВ необходимо создать ситуацию в которой:

  • В дело будет представлено максимально возможное количество доказательств.
  • Судом допущено множество процессуальных нарушений прав истца.
  • Заявлены ходатайства об истребовании доказательств (их может быть в некоторых случаях десяток).

А все для чего?

Дело в том, что в суд апелляционной инстанции нельзя предоставлять доказательства (за редким исключением), которые не были предметом исследования суда первой инстанции.

Максимальный объем доказательств позволяет использовать в дальнейших судах значительно более широкий инструментарий, что во всех случаях увеличивает шансы на положительный исход. Самое важное в работе юриста – детали.

Уже есть некоторое представление по позиции ГК Агентство по страхованию вкладов в процесса, комментировать которые считаю пока преждевременным, ибо позиция их меняется каждую неделю.

Еще материалы по теме:

Как быстро получить возмещение

Если АСВ отказало в выплате

АСВ итоги 2015

История системы страхования вкладов

Практика работы с АСВ

Вкладчикам Кроссинвестбанка

Интересное о реестре обязательств банка перед вкладчиками

Предписание ЦБ. Ограничение, запрет, отказ в иске

Запишитесь на бесплатную консультацию

Получить юридическую помощь